Содержание всех Типовых уставов (1-36)

НА ОСНОВАНИИ КОТОРЫХ ДЕЙСТВУЮТ ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ

(сводная интерактивная таблица – все пункты устава кликабельны)


I. Общие положения



II. Права и обязанности участников Общества



III. Порядок перехода доли или части доли участника Общества в уставном капитале Общества к другому лицу







IV. Выход участника из Общества


В Типовых уставах:
1 3 4 5 6 7 9 10 11 12 13 15 16 17 18 19 21 22 23 24 25 27 28 29 30 31 33 34 35 36

V. Управление в Обществе






VI. Порядок хранения документов Общества и порядок предоставления информации участникам Общества и другим лицам



VII. Сделки Общества, в совершении которых имеется заинтересованность



VIII. Реорганизация и ликвидация Общества



Комментарии к положениям Типовых уставов (1-36)

Пункт 1

Первый пункт всех Типовых уставов и единственный пункт их первого параграфа "ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ":

"Общество с ограниченной ответственностью (далее – Общество), действующее на основании настоящего Типового устава, создано в соответствии с законодательством Российской Федерации."

из общих положений лишь вводит сокращение:

"Общество с ограниченной ответственностью (далее – Общество)"

и содержит декларацию о том, что Общество,

"действующее на основании настоящего Типового устава, создано в соответствии с законодательством Российской Федерации".

Но можно ли считать Общество, которое при своём учреждении выбрало Типовой устав, содержащий противоречия действующему законодательству, созданным "в соответствии с законодательством Российской Федерации", покажет время.

Известны случаи, когда регистрирующие органы (МИ ФНС) принимали решения об отказе в государственной регистрации обществ, учредители которых решали воспользоваться сервисом сайта nalog.ru, выбрав для себя Типовую форму устава от ФНС, которая тогда, три года назад, не соответствовала действующему законодательству.

Вернуться к уставам

Пункт 2

Пункт 2 одинаковый во всех 36-ти Типовых уставах:

"Участники Общества имеют права и несут обязанности, предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации и Федеральным законом от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее – Федеральный закон "Об обществах с ограниченной ответственностью")."

только с виду кажется "пустой отсылкой" к закону – ненужным балластом любого устава.

В пункте 2 во всех Типовых уставах написано одно и то же:

"участники имеют права и несут обязанности, предусмотренные ГК и 14-ФЗ".

Но на самом деле это не так.

В двадцати четырёх уставах (7-18 и 25-36) участники получают права и обязанности, которые ни указанными и ни какими другими законами не предусмотрены.

В этих уставах все участники наделяются полномочиями единоличных исполнительных органов общества.

Что противоречит как ныне действующему законодательству, так и самой формулировке пункта 2 всех Типовых уставов.

Вернуться к уставам

Пункт 3(a)

Пункт 3 в такой редакции:

"Участник Общества вправе продать или осуществить отчуждение иным образом своей доли или ее части в уставном капитале Общества одному или нескольким участникам данного Общества."

полностью воспроизводит императивную норму первого предложения пункта 2 статьи 21 14-ФЗ:

"Участник общества вправе продать или осуществить отчуждение иным образом своей доли или части доли в уставном капитале общества одному или нескольким участникам данного общества."

Императивные нормы нельзя изменить уставом. Даже типовым.

Поэтому их нецелесообразно указывать в уставах. При изменении закона придётся вносить изменения в уставы, в том числе и в Типовые.

Вернуться к уставам

Пункт 3(b)

Пункт 3 в такой редакции:

"Участник Общества вправе продать или осуществить отчуждение иным образом своей доли или ее части в уставном капитале Общества одному или нескольким участникам данного Общества с согласия остальных участников Общества."

содержит иное, отличное от предусмотренного "по умолчанию" вторым предложением пункта 2 статьи 21 14-ФЗ:

"Согласие других участников общества или общества на совершение такой сделки не требуется, если иное не предусмотрено уставом общества."

правило. Участник может совершить указанную сделку только с согласия остальных участников общества.

При этом порядок и сроки получения такого согласия законом не отрегулированы и Типовым уставом не определены.

Что делать участнику, желающему осуществить отчуждение своей доли другому участнику, если остальные участники не отказывают, но и согласия на такую сделку не дают?

Законом это не предусмотрено.

Типовым уставом тоже.

Вернуться к уставам

Пункт 4(a)

Пункт 4 в такой редакции:

"Участник Общества вправе продать или осуществить отчуждение иным образом своей доли или ее части в уставном капитале Общества третьим лицам без согласия остальных участников Общества."

воспроизводит смысл диспозитивного правила "по умолчанию", которое содержится в абзаце 2 пункта 2 статьи 21 14-ФЗ:

"Продажа либо отчуждение иным образом доли или части доли в уставном капитале общества третьим лицам допускается с соблюдением требований, предусмотренных настоящим Федеральным законом, если это не запрещено уставом общества".

"По умолчанию" закон не запрещает отчуждение участником своей доли третьему лицу любым образом и не требует получения согласия остальных участников общества на эту сделку.

Это правило действует независимо от того, указано оно в уставе общества или нет.

Вернуться к уставам

Пункт 4(b)

Пункт 4 в такой редакции:

"Участник Общества вправе продать или осуществить отчуждение иным образом своей доли или ее части в уставном капитале Общества третьим лицам с согласия остальных участников Общества."

устанавливает необходимость получения согласия остальных участников на отчуждение участником своей доли или её части третьим лицам.

Причём согласие остальных участников необходимо как при продаже доли, так и при отчуждении её иным образом, например, при дарении.

Законом возможность предусмотреть в уставе необходимость получения согласия участников на продажу участником своей доли или части доли третьему лицу косвенно предусмотрена первым предложением пункта 10 статьи 21 14-ФЗ.

Но закон не определяет, как участники могут воспользоваться своим преимущественным правом покупки доли или части доли, предлагаемых для продажи третьим лицам, в случае, если уставом предусмотрена необходимость получения согласия этих же участников на эту же продажу.

Типовым уставом подобный механизм также не определён.

Такая конструкция устава формирует внутренне противоречие, которое невозможно преодолеть в случае, если участник решит продать свою долю третьему лицу.

Законом "по умолчанию" предусмотрен тридцатидневный срок со дня (с даты) получения обществом оферты, как на дачу участниками согласия на продажу доли, так и на реализацию ими же своего преимущественного права покупки этой доли.

Вернуться к уставам

Пункт 5(a)

Пункт 5 в такой редакции:

"Доли в уставном капитале Общества переходят к наследникам граждан и к правопреемникам юридических лиц, являвшихся участниками Общества."

дословно воспроизводит первую часть первого предложения пункта 8 статьи 21 14-ФЗ:

"Доли в уставном капитале общества переходят к наследникам граждан и к правопреемникам юридических лиц, являвшихся участниками общества, если иное не предусмотрено уставом общества с ограниченной ответственностью".

Данным уставом иное не предусмотрено, и это правило "по умолчанию" действует независимо от того, указано оно в уставе общества или нет.

Вернуться к уставам

Пункт 5(b)

Первое предложение пункта 5 Типового устава в такой редакции:

"Доли в уставном капитале Общества переходят к наследникам граждан и к правопреемникам юридических лиц, являвшихся участниками Общества, при условии получения согласия остальных участников Общества."

устанавливает правило, в соответствии со вторым предложением пункта 8 статьи 21 14-ФЗ:

"уставом общества может быть предусмотрено, что переход доли в уставном капитале общества к наследникам и правопреемникам юридических лиц, ... допускаются только с согласия остальных участников общества",

о необходимости получения наследниками и правопреемниками согласия остальных участников на то, чтобы доля перешла к ним, и они стали участниками общества.

Второе предложение пункта 5:

"Размер действительной стоимости доли, порядок и сроки ее выплаты правопреемникам участников, в отношении которых отказано в согласии на их вступление в Общество, определяются Федеральным законом "Об обществах с ограниченной ответственностью"."

содержит очередную "пустую отсылку" к императивной норме закона (абзац 2 пункта 5 статьи 23 14-ФЗ), которую уставом изменить нельзя.

Это предложение содержит также вкрапление диспозитивного правила "по умолчанию" о сроке выплаты действительной стоимости доли, определяемым законом, т.е. один год, которое также действует и без упоминания его в уставе.

В соответствии с абзацем 1 пункта 8 статьи 23 14-ФЗ этот срок уставом может быть уменьшен.

Вернуться к уставам

Пункт 6

Пункт 6 неизменен во всех 36-ти Типовых уставах.

Первое предложение пункта 6:

"Участник Общества вправе передать в залог принадлежащую ему долю или часть доли в уставном капитале Общества другому участнику Общества."

дословно воспроизводит императивную (т.е. которую невозможно изменить уставом) норму пункта 1 статьи 22 14-ФЗ:

"Участник общества вправе передать в залог принадлежащую ему долю или часть доли в уставном капитале общества другому участнику общества".

Второе предложение пункта 6 всех 36-ти Типовых уставов содержит правило:

"Залог доли или части доли в уставном капитале Общества третьему лицу не допускается",

отличное от диспозитивного правила, предусмотренного "по умолчанию" тем же пунктом 1 статьи 22 14-ФЗ:

" или, если это не запрещено уставом общества, с согласия общего собрания участников общества третьему лицу".

Таким образом, все 36 Типовых уставов запрещают участникам передавать свои доли или части долей в залог третьим лицам.

Вернуться к уставам

Пункт 7

Пункт 7, дополнительно вставленный разработчиком в Типовые уставы 4, 10, 16, 22, 28, 34 (из-за чего произошла сдвижка нумерации последующих пунктов в этих уставах):

"7. Участники Общества не обладают преимущественным правом покупки доли или части доли участника Общества, который производит ее отчуждение третьим лицам",

Содержит положение противоречащее закону.

14-ФЗ и ГК императивно (т.е. без возможности установления в уставе иного) закрепляют за участниками общества их преимущественное право покупки доли или части доли участника, который намерен продать их третьему лицу.

В юридических кругах ведутся дискуссии о возможной диспозитивности преимущественного права, т.е. возможности отменять его уставом общества по соглашению участников. Об "автономии воли".

Минэкономразвития разрабатывает законопроект, который диспозитивно (т.е. если это предусмотрено уставом) расширяет преимущественное право покупки участниками доли или части доли другого участника при отчуждении им их по иным, чем договор купли-продажи, основаниям (договор дарения, договор мены, соглашение об отступном и т.п.).

Но даже в законопроекте от Минэкономразвития и речи нет о возможности отмены уставом преимущественного права других участников при продаже участником своей доли третьим лицам.

Разработчик Типовых уставов считает, что:

"... регулирование ООО основано на принципе диспозитивности. То есть не требуется обязательно указывать в законе на допустимость установления иного в уставе. Такая возможность следует из того, что участники свободны, хотя и в определенных пределах в рамках защиты третьих лиц, основ правопорядка и нравственности, устанавливать правила, которые наиболее удобны для них."

В подтверждении своей позиции он ссылается на единственный источник – свой же Краткий очерк:

Кузнецов А. А. Пределы автономии воли в корпоративном праве. Краткий очерк. М.: Статут, 2017

Не всегда то, что возможно приемлемо для кандидатской и докторской диссертаций, следует распространять на три миллиона действующих ООО Российской Федерации (потенциальных "пользователей" Типовых уставов) и ставить над ними подобный эксперимент.

Может, лучше сначала на кошечках потренироваться? И там собрать материал для диссертации.

Вернуться к уставам

Пункт 7-8(a)

Пункт 7-8 в такой редакции:

"Выход участника из Общества не предусмотрен."

воспроизводит диспозитивное правило, действующее "по умолчанию", которое предусмотрено первым предложением пункта 1 статьи 26 14-ФЗ:

"Участник общества вправе выйти из общества путем отчуждения доли обществу независимо от согласия других его участников или общества, если это предусмотрено уставом общества".

Типовыми уставами, в которых есть пункт 7-8 в данной редакции, право участника на выход из общества не предусмотрено. О чём так прямо и написано:

"Выход участника из Общества не предусмотрен".

Хотя, можно было бы в уставе этого и не писать.

Если что что-то не предусмотрено, то зачем писать о том, что это не предусмотрено?

Вернуться к уставам

Пункт 7(b)

Первая часть первого предложения пункта 7 Типового устава в такой редакции:

"Участник вправе выйти из Общества независимо от согласия других его участников и Общества"

почти соответствует первому предложению пункта 1 статьи 26 14-ФЗ:

"Участник общества вправе выйти из общества путем отчуждения доли обществу независимо от согласия других его участников или общества, если это предусмотрено уставом общества"

и почти дословно воспроизводит первый абзац пункта 1 статьи 94 ГК:

"Участник общества с ограниченной ответственностью вправе выйти из общества независимо от согласия других его участников или общества путем:",

предусматривая возможность выхода участника из общества по заявлению.

Но вторая часть первого предложения пункта 7 Типового устава в такой редакции:

", направив заявление об этом Обществу"

не соответствует указанному выше первому предложению пункта 1 статьи 26 14-ФЗ и подпункту 1) пункта 1 статьи 94 ГК:

"подачи заявления о выходе из общества, если такая возможность предусмотрена уставом общества;".

В законах сказано не о "направлении заявления обществу", а о "подаче заявления" (без уточнения кому).

Ранее, до 11.08.2020, т.е. до вступления в силу законов №251-ФЗ и №252-ФЗ доля выходящего участника в соответствии с подпунктом 2) пункта 7 статьи 23 14-ФЗ переходила к обществу с даты:

"получения обществом заявления участника общества о выходе из общества, если право на выход из общества участника предусмотрено уставом общества".

Теперь эта императивная норма (т.е. правило, которое нельзя изменить уставом) изменилась.

Теперь участник для того чтобы выйти из общества ни в общество, ни куда бы то ни было ещё своё заявление не направляет. Это делает нотариус. Чтобы выход участника состоялся, нотариус, заверивший заявление участника о выходе, должен в соответствии с новым пунктом 1.1 статьи 26 14-ФЗ сам направить заявление выходящего участника. И не в общество, а в регистрирующий орган:

"Нотариус, удостоверивший заявление участника общества о выходе из общества, в течение двух рабочих дней со дня такого удостоверения подает в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, заявление о внесении соответствующих изменений в единый государственный реестр юридических лиц",

так как в соответствии с изменённым подпунктом 2) пункта 7 статьи 23 14-ФЗ доля теперь переходит к обществу с даты:

"внесения соответствующей записи в единый государственный реестр юридических лиц в связи с выходом участника общества из общества, если право на выход из общества участника общества предусмотрено уставом общества (в случае, если общество не является кредитной организацией)".

Этот пример ещё раз подтверждает нецелесообразность переписывать в устав императивные нормы законов (т.е. те нормы, которые действуют независимо от того, указаны они в уставе или нет).

По выражению К.Чуйченко:

"В этом нет никакого здравого смысла. Поскольку то, что написано в законе, будет применяться независимо от того, будет это инкорпорировано в учредительные документы или нет.".

Теперь вторая часть первого предложения пункта 7 Типового устава в такой редакции:

", направив заявление об этом Обществу"

перестала соответствовать закону.

Минэкономразвития пока не привело Типовые уставы в соответствие с действующим законодательством.

Это, конечно, не смертельно, но может кого-то ввести в заблуждение.

Вернуться к уставам

Пункт 8-9

Первый абзац пункта 8-9:

"Высшим органом Общества является общее собрание участников Общества."

во всех 36-ти Типовых уставах дословно воспроизводит императивную норму (т.е. ту, которую нельзя изменить уставом) первого предложения пункта 1 статьи 32 14-ФЗ:

"Высшим органом общества является общее собрание участников общества."

о том, что высшим органом общества с ограниченной ответственностью всегда является общее собрание его участников.

И это, действительно, так!

Собрание всегда является высшим органом общества, даже в случае, когда общество состоит из единственного участника.

Уставом это не изменить.

Иное будет не соответствовать закону.

Второй абзац пункта 8-9 всех 36-ти Типовых уставов:

"Порядок созыва, проведения и компетенция общего собрания участников Общества, а также порядок принятия им решений определяются Федеральным законом "Об обществах с ограниченной ответственностью"."

также является "пустой отсылкой" к закону – ненужным балластом любого устава.

Вернуться к уставам

Пункт 9-10(a)

Пункт 9-10 в такой редакции:

"Принятие общим собранием участников Общества решения и состав участников Общества, присутствовавших при его принятии, подтверждаются путем нотариального удостоверения."

почти дословно воспроизводит первый абзац пункта 3 статьи 67.1 ГК:

"Принятие общим собранием участников хозяйственного общества решения посредством очного голосования и состав участников общества, присутствовавших при его принятии, подтверждаются в отношении:"

(в Типовых уставах только пропущено "посредством очного голосования", которое появилось здесь позже, с 01.10.2019 ФЗ №34-ФЗ)

и первую часть диспозитивной нормы подпункта 3) пункта 3 статьи 67.1 ГК, действующую "по умолчанию", как указано в кодексе:

"общества с ограниченной ответственностью путем нотариального удостоверения, если иной способ (подписание протокола всеми участниками или частью участников; с использованием технических средств, позволяющих достоверно установить факт принятия решения; иным способом, не противоречащим закону) не предусмотрен уставом такого общества либо решением общего собрания участников общества, принятым участниками общества единогласно".

Данным уставом иной способ не предусмотрен, а правило о подтверждении путём нотариального удостоверения "по умолчанию" действует независимо от того, указано оно в уставе общества или нет.

Вопрос: могут ли участники общества, действующего на основании такого Типового устава, всё-таки не обращаться к нотариусу за удостоверением принятия решений общим собранием, а воспользоваться указанной выше нормой закона и единогласно на общем собрании предусмотреть иной способ подтверждения принятых общим собранием решений?

Вернуться к уставам

Пункт 9-10(b)

Пункт 9-10 Типового устава в такой редакции:

"Принятие общим собранием участников Общества решения и состав участников Общества, присутствовавших при его принятии, подтверждаются путем подписания протокола общего собрания участников Общества всеми участниками Общества, принявшими участие в соответствующем общем собрании участников Общества."

устанавливает правило, что принятие собранием решения не требует нотариального удостоверения.

Он соответствует подпункту 3) пункта 3 статьи 67.1 ГК:

"если иной способ (подписание протокола всеми участниками или частью участников; с использованием технических средств, позволяющих достоверно установить факт принятия решения; иным способом, не противоречащим закону) не предусмотрен уставом такого общества".

Иной способ Типовыми уставами в которых содержится пункт 9-10 в такой редакции предусмотрен. Это подписание протокола собрания всеми участниками, принявшими участие в соответствующем собрании.

Вернуться к уставам

Пункт 10-11(a)

Первая часть пункта 10-11 в такой редакции:

"Руководство текущей деятельностью Общества осуществляет единоличный исполнительный орган Общества (генеральный директор)",

которая практически дословно воспроизводит первую часть пункта 4 статьи 32 14-ФЗ:

"Руководство текущей деятельностью общества осуществляется единоличным исполнительным органом общества ..."

встречается в двенадцати Типовых уставах.

Указания в уставе наименования должности единоличного исполнительного органа (ЕИО) закон не требует.

Закон требует лишь, чтобы наименование должности ЕИО (лица, действующего без доверенности) содержалось в сведениях ЕГРЮЛ.

Указание наименования должности ЕИО в Типовых уставах (генеральный директор) ограничивает возможность учредителей (участников), определить это наименование по своему усмотрению (также, как они самостоятельно определяют фирменное наименование своего общества) и указать его в соответствующем заявлении для внесения в сведения ЕГРЮЛ.

Вторая часть пункта 10-11 в данной редакции:

", который избирается общим собранием участников Общества сроком на пять лет."

практически дословно воспроизводит первую часть первого предложения пункта 1 статьи 40 14-ФЗ:

"Единоличный исполнительный орган общества (генеральный директор, президент и другие) избирается общим собранием участников общества на срок, определенный уставом общества, если уставом общества решение этих вопросов не отнесено к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества."

о том, что ЕИО (генеральный директор) избирается на срок пять лет.

Указание в уставе, которым не предусмотрено образование совета директоров, сведений о том, что ЕИО избирается собранием, не является обязательным. Для данного устава это императив.

Определение же срока, на который избирается ЕИО, в уставе в соответствии с указанной выше нормой закона является обязательным.

При этом в ЕГРЮЛ этот срок не указывается.

Лучше было бы наоборот.

Тогда учредители (участники) – пользователи Типового устава могли бы сами определить срок полномочий их ЕИО. Да и контрагенты могли бы видеть этот срок в открытом доступе он-лайн.

Возможно, когда-нибудь в будущем так оно и будет.

Вернуться к уставам

Пункт 10-11b

Пункт 10-11 в такой редакции:

"Каждый участник Общества является единоличным исполнительным органом Общества (директором) до тех пор, пока не перестанет быть участником Общества, и самостоятельно действует от имени Общества."

содержится в двенадцати Типовых уставах и полностью противоречит действующему законодательству и здравому смыслу.

Конструкция ведения дел, когда каждый участник действует от имени своей организации, предусмотрена ГК лишь для полных товариществ (пункт 1 статьи 72 ГК):

"Каждый участник полного товарищества вправе действовать от имени товарищества, если учредительным договором не установлено, что все его участники ведут дела совместно, либо ведение дел поручено отдельным участникам.",

к которым общество с ограниченной ответственностью никак не относится.

В обществах с ограниченной ответственностью в соответствии с абзацем 5 пункта 2 статьи 65.3 ГК и пунктом 1 статьи 40 14-ФЗ образование (избрание) единоличного исполнительного органа общества отнесено к исключительной компетенции собрания (в случае, если в обществе не создан совет директоров и уставом этот вопрос не отнесён к его компетенции).

При этом в своих пояснениях "Как работать с новыми уставами. Ответы разработчика" разработчик Типовых уставов к.ю.н. А.Кузнецов пишет:

"Что писать в типовых уставах, какими им быть, определялось исходя из того, что ГК и Закон об ООО содержат ряд диспозитивных правил, которые позволяют ООО самостоятельно решать отдельные вопросы в рамках своих уставов. Охватить все возможные варианты попросту невозможно, поэтому в итоге отобрали наиболее часто используемые в хозяйственной практике опции."

Интересно было бы посмотреть хотя бы на один из трёх миллионов уставов действующего или когда-либо действовавшего ООО, в котором бы на практике использовалась опция такого формирования ЕИО.


Но это ещё не всё.

В пункте 10-11 данной редакции указано, что 

"Каждый участник Общества является единоличным исполнительным органом Общества (директором) ... и самостоятельно действует от имени Общества.".

При этом разработчик Типовых уставов даёт отсылку к абзацу 1 пункта 3 статьи 65.3 ГК:

"Уставом корпорации может быть предусмотрено предоставление полномочий единоличного исполнительного органа нескольким лицам, действующим совместно, или образование нескольких единоличных исполнительных органов, действующих независимо друг от друга.".

ГК предусмотрена возможность уставом предоставить полномочия ЕИО нескольким лицам, действующим совместно, или образовать несколько ЕИО, которые будут действовать независимо друг от друга.

Совместно могут действовать только лица, которым предоставлены полномочия какого-то одного ЕИО.

Независимо могут действовать только разные ЕИО, если их образование предусмотрено уставом. В этом случае уставом должны быть определены полномочия каждого из таких ЕИО.

Данным Типовым уставом не определены разные полномочия для разных ЕИО, а дана лишь в пункте 11-12 общая отсылка к закону.

Что такое исполнительные органы, которые "действуют самостоятельно" ГК не определено. Впрочем, как и предложенный пунктом 10-11 Типовых уставов в данной редакции способ формирования ЕИО.

Так что "действовать самостоятельно", т.е. так, как не предусмотрено законом, могут, видимо, только те ЕИО, которые и сформированы так, как не предусмотрено законом.

Что, по мнению разработчика Типовых уставов, "наиболее часто используется в хозяйственной практике".

При этом разработчик Типовых уставов в своих комментариях делает оговорку:

"По своему значению типовые уставы по мере накапливания судебной практики станут равны обычным дефолтным правилам закона – предусмотренным законом правилам, которые применяются, если иное не установлено уставом."


Выводы может каждый для себя сделать сам.

Может, лучше сначала на кошечках потренироваться? И там собрать материал для диссертации.

Вернуться к уставам

Пункт 10-11c

Первый абзац пункта 10-11 в такой редакции:

"При наличии в Обществе более одного участника каждый участник Общества, действуя совместно с остальными участниками Общества, осуществляет полномочия единоличного исполнительного органа Общества (директора) до тех пор, пока не перестанет быть участником Общества."

содержится в двенадцати Типовых уставах (13-18, 31-36).

По задумке разработчика Типовых уставов, в обществе, которое будет действовать на основании такого Типового устава, образовывается один единоличный исполнительный орган (ЕИО). Полномочия этого ЕИО автоматически предоставляются всем участникам общества, которые действуют совместно.

Это противоречит действующему законодательству.

Во-первых, в обществах с ограниченной ответственностью в соответствии с абзацем 5 пункта 2 статьи 65.3 ГК и пунктом 1 статьи 40 14-ФЗ образование (избрание) ЕИО отнесено к исключительной компетенции собрания (в случае, если в обществе не создан совет директоров и уставом этот вопрос не отнесён к его компетенции).

Во-вторых, в соответствии с тем же пунктом 1 статьи 40 14-ФЗ:

"Единоличный исполнительный орган общества (генеральный директор, президент и другие) избирается общим собранием участников общества на срок, определенный уставом общества".

Но срок полномочий ЕИО, порядок формирования которого предусмотрен пунктом 10-11 в данной редакции, не определён.

Более того, он равен бесконечности (т.е. вплоть до прекращения самого общества).

В обществе не может не быть ни одного участника, и поэтому полномочия такого ЕИО не могут никогда прекратиться досрочно.


Второй абзац пункта 10-11 в такой редакции:

"В случае если в Обществе только один участник, такой участник Общества обладает полномочиями единоличного исполнительного органа Общества (директора) до тех пор, пока не перестанет быть участником Общества, или до тех пор, пока в Обществе не станет более одного участника."

определяет порядок формирования и деятельности ЕИО в обществе, состоящем из единственного участника.

Единственный участник обычно действительно является и ЕИО этого общества, а при смене участника меняется и ЕИО.

Но предложенный разработчиком Типовых уставов принцип формирования ЕИО противоречит действующему законодательству (смотри комментарий к первому абзацу).


В своих пояснениях "Как работать с новыми уставами. Ответы разработчика" разработчик Типовых уставов к.ю.н. А.Кузнецов пишет:

"Что писать в типовых уставах, какими им быть, определялось исходя из того, что ГК и Закон об ООО содержат ряд диспозитивных правил, которые позволяют ООО самостоятельно решать отдельные вопросы в рамках своих уставов. Охватить все возможные варианты попросту невозможно, поэтому в итоге отобрали наиболее часто используемые в хозяйственной практике опции."

Интересно было бы посмотреть хотя бы на один из трёх миллионов уставов действующего или когда-либо действовавшего ООО, в котором бы на практике использовалась опция такого формирования ЕИО.

При этом, разработчик Типовых уставов в своих комментариях делает оговорку:

"По своему значению типовые уставы по мере накапливания судебной практики станут равны обычным дефолтным правилам закона – предусмотренным законом правилам, которые применяются, если иное не установлено уставом."


Выводы может каждый для себя сделать сам.

Но, может быть, следует сначала законы изменить, а не превращать Типовые уставы в законы, пусть даже и в "дефолтные"?

Вернуться к уставам

Пункт 11-12

Может показаться, что пункт 11-12:

"Права и обязанности единоличного исполнительного органа Общества, а также его компетенция определяются Федеральным законом "Об обществах с ограниченной ответственностью"."

одинаковый во всех 36-ти Типовых уставах является обычной "пустой отсылкой" к закону – ненужным балластом.

Так оно и есть, но лишь для тех уставов, в которых не предусмотрено образование в обществе нескольких единоличных исполнительных органов (ЕИО).

В двенадцати Типовых уставах (7-12, 25-30) подобное предусмотрено.

Для таких уставов просто отсылка к закону неуместна.

В уставе должны быть указаны различные полномочия для каждого ЕИО, а также уникальное наименование должности каждого ЕИО.

Таким образом, данный пункт таких Типовых уставов не соответствует закону.

Впрочем, положения всех Типовых уставов, в которых предусмотрены несколько ЕИО и так противоречат закону.

Вернуться к уставам

Пункт 12-13

"Общество хранит документы, предусмотренные Федеральным законом "Об обществах с ограниченной ответственностью", по месту нахождения его единоличного исполнительного органа и обязано предоставлять к ним доступ в порядке, предусмотренном Федеральным законом "Об обществах с ограниченной ответственностью"."

Данный пункт является не просто безобидной "пустой отсылкой" к закону – ненужным балластом любого устава.

Он не только воспроизводит недействующую с 30.07.2017 норму закона о том, что

"общество хранит документы по месту нахождения его единоличного исполнительного органа или в ином месте, известном и доступном участникам общества",

но и в отличие даже от этой недействующей нормы, которая предоставляла обществу право выбора, где хранить документы (устанавливая лишь некоторые требования), определяет, что документы должны храниться только:

"по месту нахождения его единоличного исполнительного органа".

Действующая статья 50 14-ФЗ, которая устанавливает требования к хранению документов общества и предоставлению информации участникам, не даёт никаких указаний, где должны храниться документы общества, и что место хранения документов должно быть указано в уставе.

Подобное положение устава открывает дополнительные, пусть и не законные, возможности для налоговых органов считать адреса обществ, по которым отсутствуют какие-либо документы из списка, указанного в статье 50 14-ФЗ, недостоверными.

Кроме этого для двенадцати Типовых уставов (7-12, 25-30) такая формулировка указания места хранения документов, предусмотренных 14-ФЗ, содержит внутреннее противоречие.

В этих Типовых уставах предусмотрено формирование нескольких единоличных исполнительных органов (ЕИО).

Но данными Типовыми уставами не уточняется по месту нахождения, какого именно из нескольких созданных в обществе ЕИО, будут храниться документы общества.

Или у всех сразу? 

Вернуться к уставу

Пункт 12-13

"Общество хранит документы, предусмотренные Федеральным законом "Об обществах с ограниченной ответственностью", по месту нахождения его единоличного исполнительного органа и обязано предоставлять к ним доступ в порядке, предусмотренном Федеральным законом "Об обществах с ограниченной ответственностью"."

Данный пункт является не просто безобидной "пустой отсылкой" к закону – ненужным балластом любого устава.

Он не только воспроизводит недействующую с 30.07.2017 норму закона о том, что

"общество хранит документы по месту нахождения его единоличного исполнительного органа или в ином месте, известном и доступном участникам общества",

но и в отличие даже от этой недействующей нормы, которая предоставляла обществу право выбора, где хранить документы (устанавливая лишь некоторые требования), определяет, что документы должны храниться только:

"по месту нахождения его единоличного исполнительного органа".

Действующая статья 50 14-ФЗ, которая устанавливает требования к хранению документов общества и предоставлению информации участникам, не даёт никаких указаний, где должны храниться документы общества, и что место хранения документов должно быть указано в уставе.

Подобное положение устава открывает дополнительные, пусть и не законные, возможности для налоговых органов считать адреса обществ, по которым отсутствуют какие-либо документы из списка, указанного в статье 50 14-ФЗ, недостоверными.

Кроме этого для двенадцати Типовых уставов (7-12, 25-30) такая формулировка указания места хранения документов, предусмотренных 14-ФЗ, содержит внутреннее противоречие.

В этих Типовых уставах предусмотрено формирование нескольких единоличных исполнительных органов (ЕИО).

Но данными Типовыми уставами не уточняется по месту нахождения, какого именно из нескольких созданных в обществе ЕИО, будут храниться документы общества.

Или у всех сразу? 

Вернуться к уставу

Пункт 13-14

В данном случае пункт 13-14:

"Сделки Общества, в совершении которых имеется заинтересованность, совершаются в порядке, предусмотренном Федеральным законом "Об обществах с ограниченной ответственностью"."

является "пустой отсылкой" к закону – ненужным балластом любого устава.

В соответствии с пунктом 9 статьи 45 14-ФЗ в уставе общества можно предусмотреть, что положения статьи 45 14-ФЗ (о сделках с заинтересованностью) к обществу, действующему на основании такого устава, не применяются.

Ни один Типовой устав не содержит данное правило.

Вернуться к уставам

Пункт 14-15

Пункт 14-15:

"Реорганизация и ликвидация Общества осуществляются в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации."

также является "пустой отсылкой" к закону – ненужным балластом любого устава.

Вернуться к уставам


Быстрый переход к любому Типовому уставу

Типовой устав содержит:

устаревшую норму закона

одно положение, которое противоречит закону

два и более положения, которые противоречат закону

одно внутреннее противоречие

два или более внутренних противоречия

требование обязательного нотариального удостоверения всех решений общих собраний участников

(подчёркнуто)


Далее